Вы нам нужны!
Мы нуждаемся в:
  • В PvP-крыло открыт набор по всем классам!
  • В PvE-крыло открыт набор по некоторым классам. Подробности ПМ (Прокрида, Шакрино).
  • В уникальное PR-крыло открыт набор. Количество мест ограничено!
  • Ну и если ты рыбак - то ты тот кто нам нужен!
  • -=Флудило=-
    Радио "Ангелы&Демоны"
    -->
    Статистика
    Онлайн всего: 5
    Гостей: 5
    Пользователей: 0
    Наш опрос
    Ну и как вам Cataclysm?
    Всего ответов: 90

    Логин панель
    Радио Playzoom


    Иллидан Стормрейдж

    Продолжение. Начло здесь...

    Ищите эльфийку

    Вызвал Государь Элессар Берегонда на суд и сказал ему:

    Я б тебя, конечно, казнил, да только нельзя: ты ж у нас герой. Но по морде ты все-таки получишь...

    Схлопотав по морде, понял Берегонд, как справедлив Государь.

    Легенды Средиземья

    В других условиях Иллидан был бы счастлив, если бы Тиранда бегала за ним. Но только не здесь.

    Когда в зону боевых действий прибыли Фурион и Тиранда, ситуация с родственными связями, семейными тайнами, прилюдными скандалами и тайными интригами стала напоминать плохую семейную оперу. Тиранда и Майев поцапались на глазах у друида, а Иллидан, слегка обалдев от скопления знакомых лиц, под прикрытием мирмидонов бросился бежать с острова, прихватив артефакт.

    — Не вы ль вчера так злобно гнали? — вопрошал он Мальфуриона, который старательно догонял брата. — Оставьте меня в покое, дайте заняться своими делами.

    Возможно, Иллидану стоило уточнить, что он собрался покончить с Плетью и Нер-Жулом. Но он этого не сделал, на чем и погорел, когда в Даларане начал насылать землетрясения на Нортренд с эпицентром в районе Ледяной Короны. Почувствовав стоны земли, Мальфурион так и не понял, чем занимается его брат, но решил на всякий случай остановить загадочный ритуал. Пока друид в лесах медитировал, выясняя, что творит Иллидан, он оставил Тиранду и Майев, забыв про то, как «нежно» относится глава пенитенциарной системы Азерота к эльфийке, устроившей побег тысячелетия.

    Тиранда заручилась помощью Кэля, предводителя эльфов-мстителей. Прикрывая отступление эльфийских караванов из земель нежити, она нечаянно обрушила на мост заклинание звездопада и рухнула в воду.

    — Спасем ее! — вскричал Кэль, но Майев это было не с руки, и она потащила эльфа прочь от моста. Потом, убедившись, что свидетелей боя рядом нет, она сообщила Мальфуриону, что Тиранду разорвали на части зомби. Друид был безутешен.

    Вторгшись в Даларан, армия друида успешно остановила ритуал землетрясения и тем самым спасла Ледяной Трон, который от магии Иллидана лишь треснул. Сам Иллидан был схвачен корнями земли и не особенно сопротивлялся.

    «Будь мне братом, или я убью тебя».

    — Твои злодеяния кончились, брат, — провозгласил Фурион. — Ты пришел и творил жуткие вещи, но мы тебя остановили. Возможно, я ошибался, когда просил суд о снисхождении десять тысяч лет назад.

    — Какого черта? — орал Иллидан. — На чьей вы вообще стороне? Я почти ликвидировал угрозу Плети, а вы перебили моих наг!

    Мальфурион заметно смутился, но у него было в запасе и другое обвинение:

    — Из-за тебя погибла Тиранда!

    Иллидана это сообщение оглушило настолько, что он даже не ответил. Воспользовавшись его замешательством, Майев закричала: «Не будет тебе тюрьмы! Смертный приговор приведем в исполнение здесь и сейчас!»

    Брат ответил искренне: «Была тебе любимая, а стала мне жена».

    Но триумф предводительницы Бдящих сорвал эльф Кэль-Тас.

    — Постойте, — сказал он. — Не факт, что Тиранда умерла. Она ведь только упала в воду с моста.

    Немая сцена.

    И тут Мальфурион сорвался, произнеся свою знаменитую речь: «Да что же это творится, народ? Сначала Иллидан, теперь Майев! Меня окружают предатели! После смерти Ценария поговорить стало не с кем!»

    Немедленно организовали спасательную экспедицию. Иллидан, как предводитель наг, предложил брату водолазные услуги. Поколебавшись, тот согласился. Как оказалось, Кэль вовремя раскрыл обман Майев — отряд Тиранды оказался прижат мертвецами на берегу и без помощи со стороны был обречен.

    — Иллидан? Ты пришел убить меня? — вскричала Тиранда, увидев знакомый силуэт.

    — Пошли со мной, если хочешь жить, — ответил Иллидан, все такой же безумно влюбленный.


    Примирение братьев было трогательным, несмотря на то, что Мальфурион делал строгое лицо и приговаривал: «Если ты, Иллидан, еще хоть раз пойдешь войной на мой народ...» — хотя знал, что его брат никогда не нападал на ночных эльфов, а действовал в порядке самообороны.

    Иллидан был рад помочь любимой. И тут бы ему вернуться к заданию Кил-Джаэдена, но он с чего-то решил, что демоны его не простят за самодеятельность и объединение с друидами.

    — Меня будут искать, — сказал он, открывая магический переход из Азерота в разбитый Драэнор. — Надо бежать туда, где меня не найдут. Прощайте. Только вы меня и видели...

    И шагнул в портал.

    «Лишь мечу ты можешь доверять»

    Сквозь десять тысяч лет Иллидан гордо пронес свое любимое оружие — пару двулезвийных клинков в форме полумесяца. Во времена войны Древних он отобрал эти клинки у демона, погибельного стража по имени Аззинот.

    На время, пока Иллидан отбывал наказание, клинки у него не конфисковали, и во тьме подземелья он столетиями учился обращаться с этим демоническим оружием — и навострился делать это так ловко, что в мастерстве далеко оставил позади самих демонов.

    Называются эти мечи «боевые глефы Аззинота» (Warglaive of Azzinoth), хотя сходство их с глефами (древковое оружие наподобие алебарды) очень условно. Больше всего эти мечи напоминают вырожденные глефы, лишившиеся древка, или вычурную модификацию кастета.

    Одно время гарды, прикрывающие руки Иллидана были выполнены в виде стилизованной мордочки пандарена, притом до превращения эльфа в полудемона это была улыбающаяся мордочка, а после — оскаленная. Какое отношение имеет древняя раса воинов-пандаренов к мечам Аззинота? Боюсь, этого мы уже не узнаем. Вряд ли они выковали эти мечи — скорее всего, характерный рисунок отображал какие-то старые воспоминания Иллидана. Теперь на гардах революционная символика — пятиконечные звезды.

    С точки зрения механики World of Warcraft, глефы Аззинота представляют собой очень быстрые одноручные мечи, прибавляющие владельцу ловкости, здоровья, шанс критического урона и силу удара. Если взять в руки оба меча, у героя время от времени время от времени будет серьезно увеличиваться скорость ударов, и вдобавок к этому он станет настоящей грозой демонов. Что характерно, использовать боевые глефы Аззинота могут только два класса — разбойники и воины. Маги, колдуны и паладины — в пролете.

    Повелитель двух армий

    Заметьте себе, Остап Бендер никогда никого не убивал. Его убивали — это было. Но сам он чист перед законом. Я, конечно, не херувим. У меня нет крыльев, но я чту Уголовный кодекс.

    И. Ильф, Е. Петров «Золотой теленок»

    Неизвестно, почему Иллидан решил, что в Драэноре его не найдут. Все, кому надо, нашли его там практически мгновенно. Пока Майев ловила беглеца на рыжих просторах Внешних земель, армия наг готовилась присоединиться к предводителю.

    Будучи в Лордаэроне, медуза леди Важж ухитрилась привлечь на свою сторону армию эльфа Кэль-Таса, воспользовавшись царящей в Альянсе дедовщиной и эльфофобией.

    Действовала леди очень тонко — сначала она помогла Кэлю так, что это заметил Альянс, а потом, когда эльфа бросили в безнадежное сражение, она выручила его в бою с мертвецами. После этого Важж вытащила Кэля с товарищами из камеры смертников, куда его бросило параноидальное начальство. Эльф недолго сопротивлялся, тем более что после гибели второго колодца Вечности страдал магической абстиненцией, а Важж пообещала ему демоническую магию.

    Объединенная армия эльфов и наг прибыла в Драэнор очень вовремя — Иллидана уже схватили Бдящие и под присмотром Майев переправляли в клетке в наспех оборудованный лагерь.

    Напав на караван, Важж, Кэль и приблудный пандарен-пивовар не только отбили Иллидана, но ухитрились сразить Майев. Лишь ценой героического напряжения стражница выжила. Жажда мести придавала ей сил, но из нашей истории она выбыла надолго.

    Версия о том, что мечи Иллидана выковал знаменитый пандаренский кузнец Ханзо, не рассматривается современной наукой как слишком смелая.

    — Кто этот ушастый? — спросил Иллидан, отряхиваясь и выползая из обломков клетки.

    — Это Кэль, славный парень. Он, как и мы, потомок Высокородных эльфов, когда-то тебе служивших. Кэль, это Иллидан.

    — Встань, Кэль. Будешь моей правой рукой.

    После церемонии Иллидан отвел Важж в сторонку и спросил:

    — Что ты вешаешь лапшу на уши бедному эльфу? Высокородные никогда мне не служили.

    — Тебе-то какая разница? — ухмыльнулась медуза.

    Объединенная армия прошлась по Драэнору огнем и мечом, аннексировав земли драэнеев и успешно отобрав власть у вождя краснокожих орков, пожилого демона Магеридона.

    — Тебя послал Пылающий легион? — вскричал Магеридон, когда Иллидан ворвался в его тронный зал в Черном Храме. — Ты ревизор?

    — Я твой сменщик, — развеселился незваный гость. Тут бы и пришел конец Магеридону, но Иллидан решил оставить его в живых и использовать как донора демонической крови, любимого напитка краснокожих орков.

    Но недолго радовался эльф-завоеватель. Как только он вышел на балкон и провозгласил свои права на весь Драэнор, на Черный Храм налетела буря, из которой вышел демон-эредар.

    — Ты подвел легион дважды. Сейчас мы тебе секир-башка делать будем, — сказал разгневанный Кил-Джаэден (это был он).

    — Я вас не предавал! — испуганно заговорил Иллидан, сообразив что бегство в Драэнор было не лучшей идеей. — Я всего лишь собирал силы для решающего броска. Вот, забрил в свою армию наг, эльфов и даже драэнеев.

    Два антигероя схватились насмерть за право навестить третьего... впаянного в лед.

    Кил-Джаэден с сомнением посмотрел на драэнеев, но сделал вид, что поверил.

    — Ладно, живи пока. Но ты, надеюсь, не забыл, что тебе надо было убить Нер-Жула? Мигом в Нортренд! Рысью! Одна нога здесь, другая там.


    Армии Иллидана успешно подошли к Ледяной Короне, но у самой горы герои были перехвачены Плетью и страдающим мигренью Артасом, которого знакомый паук провел какими-то кротовыми норами.

    Полуэльф-полудемон и Рыцарь Смерти скрестили клинки. Победила молодость. Схватив удар Фростморном в грудь, Иллидан смотрел, как Артас поднимается к Ледяному Трону, разбивает его и водружает шлем себе на голову. Так бы и умер герой нашего рассказа среди снега и метели, но наги и эльфы уволокли его на рогожке в Драэнор и там успешно выходили.

    Иллидан в наши дни

    Балрог присел на мосту, пригорюнившись, и вдруг показалось, что это старый-старый хоббит, потерявший всех своих друзей и уставший ждать Гэндальфа...

    Легенды Средиземья

    «Все судят обо мне только по внешности. А душа у меня нежная, как цветок».

    Оправившись от ран, Иллидан заперся во Внешних землях и теперь наращивает свои силы в ожидании неизбежного возвращения Кил-Джаэдена. Его присутствие особенно заметно на полуострове Адского Пламени, в Зангарских болотах, на обломках Вечного шторма и, конечно же, в долине Темной Луны, где возвышается Темный храм.

    Каждый демонический краснокожий орк — слуга Иллидана. Каждый представитель расы наг служит прячущейся под болотами леди Важж. Многие эльфы бывшего Квель-Таласа подчиняются Кэль-Тасу, верному слуге хозяина Черного храма. Вторгшись в пределы Драэнора, Иллидан сумел привлечь на свою сторону даже Сломленных драэнеев и их предводителя — старого воина по имени Акама.

    Будучи врагом Пылающему легиону и Плети, Иллидан мог бы при желании наладить дипломатические отношения со многими смертными расами и даже с наару. Но самоуверенность и паранойя сыграли с ним злую шутку. По неизвестной причине Иллидан двинул свои эльфийские армии на Шаттрат и потерял часть войска, когда командир Ворен-Тал решил перейти на сторону осажденного города.

    «Ты не готов!»

    Среди команды спасателей был замечен неизвестный пандарен. Потом он бесследно исчез, и освобожденному Иллидану некому было сказать «сье-сье».

    Похоже, за тысячи лет характер Иллидана мало изменился. Импульсивный, эмоциональный и несколько неуравновешенный, повелитель Черного храма предпочитает действовать напролом, под влиянием минутного побуждения, не думая о возможных последствиях. За внешней жестокостью проступают мягкосердечие и наивность.

    Да, Иллидан по-своему добр. Иначе почему он, заполучив Майев Шэдоусонг в свои руки, не убил ее раз и навсегда? Он доверчив — собрав в своем храме самых жутких существ, среди которых был замечен даже Терон Кровавый Изверг, Иллидан проморгал заговор Акамы.

    С черепом Гуль-Дана в руках, со своим смертельным взглядом из-под повязки, с мощными черными крыльями, с дистанционно управляемыми мечами и призываемыми из тьмы жуткими чудовищами — Иллидан оказался не готов к реалиям мира, где опаснее всего не демоны Легиона, а бойцы смертных рас.

    Быть может, оставив Майев в живых, Иллидан подсознательно хотел избавиться от тягот существования в мире, где его ненавидят и не понимают, — в мире, который оказался для него тюрьмой и вечной разлукой с любимым человеком.

    Окруженный ловушками и врагами, умирая на площадке храма на глазах у убийц, предателя и вечной Немезиды, — что он скажет?

    — Ты победила... Майев. Но охотница... ничто без жертвы. И ты... ты без меня ничто.

    И тогда, быть может, единственный раз в жизни в сердце Майев что-то произойдет, и она поймет душу своего первого и последнего узника.

    — Он прав. В моей душе пустота. Я теперь ничто. Прощайте, победители.

    «Он не в своем уме»

    Крылья, копыта, рога... О чем это я? Это что, «Дьабло»?

    Иллидан

    Действительно ли Иллидан ненормален? Однозначно ответить на этот вопрос нельзя, так как явных признаков психоза он не проявляет, особенно если сделать скидку на многовековое заключение в темнице. Да, его поведение порой очень нелогично — например, попытки укрыться от демонического гнева Кил-Джаэдена и от преследующей его Майев на Драэноре. Но кто бы в трудной ситуации действовал разумно?

    Старые боги, могущественные существа тайно овладевали его разумом во времена войны Древних. В их силах было свести с ума даже дракона, не говоря уже о простом эльфе. Но ничто не говорит о том, что их воздействие оказало необратимый эффект на личность Иллидана. Он гневлив, самоуверен и не слишком далеко просчитывает свои действа. Но Иллидан все так же способен на прощение и самопожертвование ради близкого человека. Его не слишком привлекает власть как таковая — он с куда большей радостью занимался бы магическими артефактами. И даже укрепление позиций вокруг Черного храма — это обычная эльфийская реакция страха перед гневом Пылающего легиона. К сожалению, провести текстологическую экспертизу единственной книги, приписываемой Иллидану («Изумрудный сон: факт или тщательно спланированный фарс, сочиненный моим братом»), мы пока не можем, так что этот источник информации отпадает.

    Единственный косвенный признак ненормальности Иллидана — оброненная им фраза: «Даже Артас не смог победить меня, а ты осмеливаешься даже задумываться об этом? Так иди сюда! Черный храм ожидает...» Мы все знаем, что Артас в действительности смог победить Иллидана в бою у подножья Ледяного Трона, но и здесь оговорку можно объяснить частичной амнезией.



    WoW Guild Rankings
    GuildOx rankings